lab_sr (lab_sr) wrote,
lab_sr
lab_sr

COSÌ FAN TUTTE


...или «Все граждане делают это»


 


Не, не, не!.. - Вы не такая (не такой)) и ждёте трамвая! Однако, великая классика утверждает обратное...



Всё, что вы хотели бы знать о предстоящих выборах, но боялись, да и не у кого было спросить - Così fan tutte, опера в двух действиях Вольфганга Амадея Моцарта на либретто Лоренцо Да Понте, возможно, вдохновленного одним из событий придворной жизни.


—  — —


Одна из трех последних опер Моцарта, «Так поступают все женщины», не намного опережает «Милосердие Тита» и «Волшебную флейту». В этой комической опере морализаторская критика «Свадьбы Фигаро» становится более едкой, пронизывая изображение женской коварной игры и холодного расчета. За успешной премьерой последовали постановки на немецком языке, а в XIX веке в либретто были внесены изменения с целью умерить цинизм пари, подтвердившего правоту не менее циничного дона Альфонсо: «эти изменения свидетельствовали о неприемлемости оперы для части буржуазной публики» (как справедливо пишет Джоаккино Ланца Томази). «Можно сказать, что более чем рационалистическая, поистине математическая структура либретто включает общие места комедии масок. Шесть персонажей соответствуют типам итальянской оперы, олицетворяющим определенные душевные качества: Феррандо — высокопарный влюбленный, Гульельмо — красноречивый ухажор, Фьордилиджи — воплощение гордости и чувствительности, Дорабелла — непостоянства и беспечности; есть и два мудреца: служанка Деспина, олицетворение житейской мудрости, и старый философ дон Альфонсо... Партитура от начала до конца проникнута лихорадочным весельем, этим порождением механицизма и рационализма старого режима, достигшего своего апогея и не знающего сомнений. Вместе с тем в эту совершенную картину галантного общества, доказывающую, что дважды два — четыре, Моцарт вносит нечто иное, не романтические чувства, но волнение страсти, беспокойство сердца». Тревожность этой последней, созданной Моцартом картины современного ему общества ощущается уже в увертюре, ясный и глубокий анализ которой дал покойный Диего Бертокки: «После трех вступительных аккордов всего оркестра один из инструментов, имеющих символическое значение в опере, гобой вносит легкий саркастический оттенок... первая же тема Andante предвосхищает сарказмы дона Альфонсо. Вторая тема проводится смычковыми и фаготом: в трех тактах выражается основная мысль (motto) оперы... отсылающая... к словам дона Альфонсо „Так поступают все женщины“. Затем следует каденционное заключение из шести аккордов всего оркестра, шести, как и число действующих лиц. Затем Presto в стремительном и уверенном исполнении скрипок, в котором можно различить намеки на веселую сцену, следующую немедленно после поднятия занавеса, и новые синкопированные аккорды всего оркестра, как бы изображающие, по наблюдению Дента, протесты не верящих Альфонсо офицеров, Феррандо и Гульельмо, словно пытающихся замедлить легкий и стремительный темп событий».


Первая сцена, в которой сочетаются нежность, галантность и одновременно тайный умысел — квинтет «Писать ты будешь письма?»; в нем влюбленные обмениваются нежными словами прощания под все более едкий комментарий Альфонсо «Вот мило! Вот потеха!». Альфред Эйнштейн пишет: «Как должен был отнестись к этой сцене Моцарт? Девушки проливают настоящие слезы, в то время как офицеры знают, что причин для отчаяния нет. Моцарт вздымает стяг чистой красоты, не забыв, впрочем, и о старом цинике, который на заднем плане умирает со смеху». И здесь действительно много чистой красоты, так что легкие и изящные мелодии с некоторыми хроматическими шероховатостями и приятными каденционными закруглениями кажутся похожими на благочестивые песнопения, на духовную музыку. Оставшись одни, Альфонсо, а в особенности Фьордилиджи и Дорабелла желают доброго пути двум солдатам и покоя своим душам. Пелена иллюзии скрывает жестокую и разочаровывающую реальность, легкие тени пробегают и исчезают, тогда как нежные и светлые голоса взмывают ввысь в прощальном приветствии. И здесь нежность смешана с набожностью, как в духовной музыке, и цветистые взлеты голоса Фьордилиджи словно призваны увенчать кого-то в вышине. Лишь некоторое излишество музыкальных завитушек, как, например, небольшая гамма валторн или сниженный, обыденный голос дона Альфонсо, немного едкий, напоминают о комедии. А вообще по-настоящему комические партии представлены в достаточной мере и становятся настоящими буффонадами, которые проникнуты тончайшими психологическими наблюдениями.


Таково, например, радостное удовлетворение Дорабеллы, пылкой и непостоянной, когда она понимает, что любима всерьез, то есть попадается в ловушку Альфонсо, такова ее простодушная ария изменницы и вместе с тем беспечной счастливицы «Хитер Амур-змееныш». Если учесть, что эта пылкая влюбленность — плод более чем необычных обстоятельств, то нельзя удержаться от смеха, как это и происходит с Гульельмо в конце его арии-буффа (самой замечательной арии-буффа, которая когда-либо была написана, по словам Эйнштейна), когда он представляет себя и своего друга сестрам, упорствующим в своей гордости («Прекрасные дамы»). Его тирада завершается смехом и переходит в веселый терцет Гульельмо, Феррандо и Альфонсо. Ариетта Гульельмо очень интересна: здесь повторение первой строфы вместо дальнейшего развития задерживается на комической теме и словно обрывается, чтобы вновь возобновиться с введением как будто щекочущих звукоподражаний («Горды мы своими усами...») и наконец легких синкопированных скачков в терцете. В качестве примера карикатуры почему бы не вспомнить арию Фьордилиджи «Словно камни, что с бурей спорят»? Оркестр может катить свои бурные валы, метать молнии в эту преграду — она вовеки не сдвинется с места. Об этом говорят восходящие и нисходящие скачки на октаву и дециму, словно измеряющие громаду этой скалы, а также неприступность амазонки в голосе нежной уроженки Феррары. Она не знает (или только делает вид?), что любовь приходит без грома военных легкими и быстрыми шагами, говорит о вещах банальных и в конце концов незаметно заставляет сердце забиться чаще.


В момент разочарования или встречи с истиной, когда один из друзей узнает об измене своей возлюбленной, другой, Гульельмо, немедленно проявляет восторженную радость при мысли, что Фьордилиджи так не поступит, и начинает рассуждать о легкомыслии женщин так, словно оно свойственно всем, кроме его возлюбленной. Разочарование его будет жгучим, теперь же он наслаждается своей самоуверенностью и мужественностью: пунктирный, пламенеющий рисунок в оркестре сопровождает его, ведет к бурным, гордым, воинственным crescendo, на первом плане звучат литавры, создавая автокарикатуру («Вот на что способны дамы»). Оказавшись в западне, он будет стонать от стыда в квартете ля-бемоль мажор финала второго акта «Мы в вине найдем забвенье», в котором обманутые пары предвкушают свадебные торжества и имеющем форму канона на ту же тему, что уже звучала в арии Фьордилиджи из первого акта, когда она и сестра высокомерно отвергали любовь албанцев. Теперь эта тема появляется с другим значением, в строгом контрапункте — и означает самые серьезные намерения.


Некоторые, как, например, Эйнштейн, находят, что эта опера не столько зла, сколько «похожа на переливающийся всеми красками великолепный мыльный пузырь, расцвеченный буффонадой, пародией, искренними и притворными чувствами», в которой «Моцарт полон сочувствия к двум своим жертвам, представительницам слабого пола». И как не признать смягчающие их вину обстоятельства, если от них зависит счастье мужчин! Когда предложенная доном Альфонсо игра подходит к концу, мы слышим мнимосвадебный небольшой хор, воспевающий брак и сравнивающий семейную жизнь с курятником, в котором жены, как куры, должны выводить детей и расстаться ради обыденной жизни с мечтами и милыми капризами. Волнения окончатся, но кончится и веселье, то особое веселье...


Г. Маркези (в переводе Е. Гречаной)


—  — —



От себя же добавлю - “Eppur si muove”, а я пойду и непременно заберу. Своё.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments